НОВОСТИ

ДРУГИЕ НОВОСТИ

РЕКОМЕНДУЕМ




ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ


АВТОРИЗАЦИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


Впечатления от Флоренции

Когда я только начала учить итальянский, мне дали лучший совет - приставать ко всем подряд на улицах Италии. Увидел прохожего - не зевай, атакуй: «Сколько времени?’», «Где тут подают лучшую риболлиту?» (это такой суп), «Как пройти в галерею Уффици?» или «А Давид-то у вас на площади ненастоящий, да?». Так всё и работает - там с соседом словом перекинешься, здесь похохмишь с официантом, на рынке с зеленщиком поругаешься, в очереди с кем-нибудь языками зацепишься, вечером в баре за местную футбольную команду поболеешь. И словарный запас незаметно наберётся - сам собой.

Поэтому когда я приехала во Флоренцию в первый раз, то сняла квартиру в самом обычном доме, чтобы познакомиться с максимально большим количеством соседей. Ну, то есть как в обычном - в двух шагах от площади Синьории, на виа дель Ангиллара. Каждый вечер я толкала тяжеленную средневековую дверь с чугунной ручкой и поднималась по узкой винтовой лестнице на последний этаж. Оттуда открывались потрясающие виды на терракотовые крыши, а по утрам меня будила кампанила Джотто, колокольня собора Санта-Мария-дель-Фьоре. В двух шагах от моего дома стояла церковь Сан-та-Кроче, где похоронены Галилео Галилей, Россини, Микеланджело, Макиавелли, а также автор самого знаменитого в мире полонеза Михаил Огинский.

Однажды мои вещи свалились с сушилки за окном и улетели на соседний балкон. Пришлось идти к соседу, синьору Ломбарди. Я шла и думала: «А ведь на этой улице начинается действие романа Ирвинга Стоуна «Муки и радости», где 13-летний Микеланджело Буонарроти выходит из своего дома на виа дель Ан-гиллара и идёт устраиваться к Доменико Гирландайо в ученики». А теперь по той же самой улице я бегаю к соседям вызволять своё бельё - всё-таки есть в этом некоторое кощунство. Утешали только слова другого великого флорентийца Данте Алигьери: «Когда в нас подлых мыслей нет, нам ничего не следует бояться...»

В итальянском языке есть слово allegria. Это готовность радоваться жизни, получать удовольствие. Удивительно заразная весёлость, от которой теплеет мир. Человек без «аллегрии» - человек без души, тяжёлый человек. Это лучшее знание, которое подарили мне соседи в нагрузку к итальянскому языку. В синьоре Ломбарди «аллегрии» оказалось предостаточно. Он рассказал мне свою любимую городскую легенду о том, что на стене Палаццо Веккьо, прямо за скульптурой «Геркулес, победивший Какуса», на древнем камне вырезано лицо мужчины. Флорентийцы верят, что это работа Микеланджело: во время разговора с неприятным типом (из тех, что пристают на улице с идиотскими вопросами про риболлиту и Давида) он от раздражения завёл руки за спину и ножичком выцарапал на стене портрет собеседника. Это, наверное, самое удивительное граффити в мире, его так и называют - Importuno, назойливый приставала. Неудивительно, что я сразу почувствовала симпатию к этой картинке.

А лотом мы с синьором Ломбарди пошли в ближайший трактир, и я спросила, что бы мне съесть, чтобы стать настоящей флорентийкой.

- Конечно же, триппы!

Это блюдо из коровьих желудков с овощами в тосканском вине. Я никогда не пробовала требухи и с сомнением переспросила, стоит ли начинать.

- Даже не сомневайся, это блюдо богов! - расплылся в улыбке синьор Ломбарди.

Блюдо богов выглядело как невероятная гадость. Даже смотреть невозможно - о том, чтобы проглотить хоть кусочек, мне было страшно подумать. Я перевела взгляд на синьора Ломбарди - он сиял:

- Ну как? Правда, вкуснятина?

Будь ты тысячу раз проклято, хорошее воспитание! Я засияла в ответ, уверяя, что это самое прекрасное блюдо, которое я когда-либо видела. Боже, полная кастрюлька триппы!.. Святые угодники, отцы-благодетели, зачтите её как жертву в уплату за мой итальянский. И за те прекрасные дни, когда я учила его на улицах Флоренции.
Опубликовано в категории: Туризм Республики Таджикистан

9-07-2017, 21:41