НОВОСТИ

ДРУГИЕ НОВОСТИ

РЕКОМЕНДУЕМ




ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ


АВТОРИЗАЦИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

НАШ АРХИВ

Январь 2018 (1)
Август 2017 (1)
Июль 2017 (1)
Июнь 2017 (1)
Апрель 2017 (3)
Январь 2017 (2)


Талисман мужской мечты

НАСТОЯЩИМ РЫБАКОМ ВЫ СМОЖЕТЕ СЧИТАТЬСЯ, ЛИШЬ ПОБЫВАВ В СВЯТАЯ СВЯТЫХ РЫБАЦКОГО МИРА, В АЙДАХО, ГДЕ ПЛЕЩЕТСЯ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЛОСОСЬ КЛАРКА. ПО ЗАДАНИЮ GQ РОССИЯ ДЖОН ГЛАК ОТПРАВИЛСЯ ТУДА, ЧТОБЫ ПОЙМАТЬ ЭТОТ ПОЛУМЕТРОВЫЙ ДЕЛИКАТЕС САМЫМ СЛОЖНЫМ И ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНЫМ СПОСОБОМ — НАХЛЫСТОМ.

Талисман мужской мечты


Мы бросили якорь над эпицентром рыбной ямы.

Мой друг и поводырь Тим Уоррен только что вырулил нашу лодку на самый клевый участок одной из самых живописных и полнорыбных рек земного шара. Если бы я выдал вам все подробности, Тим бы перестал быть моим гидом и, вполне вероятно, другом. Непонятно, что хуже - это вам любой нахлыстовик подтвердит. Поэтому ограничусь генеральной ориентацией на местности: Скалистые горы, юго-восточный Айдахо, приток великой реки Снейк, лазоревый, как ленточка первоклашки, — в общем, найдете. Как всякий одержимый удильщик, я покинул свое жилище в пять утра и отправился прямиком на волшебную реку.

Красоты, обступавшие нас, были открыточно совершенны. На своих мифических высотах сверкал титан местного ландшафта, величественный горн ы й хребет Титон — тот самый, где очарованный романтик фотопейзажа Энсел Адамс отщелкал свои самые гюстав-доре-образные снимки. Благодаря дружественному шторму, прокатившемуся по округе с утра, макушки скал впервые в этом сезоне надели свои снежные шапки, а небо, словно по заказу, решило переосмыслить сами понятия «голубое» и «бесконечное» и наградить их предельным и значениями. Стояла осень, красно-оранжево-желтые наряды осин и тополей соревновались в изысках «древесинной» моды с кленовым убранством холмов. В речку можно было смотреться, как в свежевымытое зеркало. Мы плыли туда, где водится настоящая добыча.

Список всех организаций и предприятий на сайте «Напримете», где Вы можете заказать ритуальные услуги в Бресте по выгодным ценам. Адреса и телефоны.


Назвать форель умной язык не повернется — словосочетание «умная рыба» отдает оксюмороном. И тем не менее: все три клетки головного мозга форели — или сколько их там у нее — направлены на то, чтобы не загреметь на крючок к рыбаку. Это обстоятельство превращает рыбную ловлю в спорт, а ужение нахлыстом — в его самую продвинутую разновидность. Каждый дурак сможет насадить червяка на крючок, швырнуть леску в воду, распечатать чекушку и сидеть ждать, когда клюнет. Ловля нахлыстом — это целый ворох навыков: умение найти хлебный участок реки, подбор правильных мушек (наживок) в соответствии с тем, какие именно виды насекомых плодятся в это время года в этом ареале, придание мушке натурального вида, который заставит рыбу заглотить наживку, прицельный заброс невесомой мушки «в яблочко» (на десять метров при сильном ветре). Первые упоминания об этом виде спорта относят к Древнему Риму (второй век нашей эры), но крестным отцом нахлыста считается англичанин Айзек Уолтон, автор фундаментального трактата «Совершенный рыболов» (1653). Хемингуэй пропагандировал нахлыст в своем романе «И восходит солнце», а фильм Роберта Редфорда «Там, где течет река» (1993) с Брэдом Питтом в главной роли породил мини-эпидемию этого вида ужения, которая продолжается до сих пор. В отличие от банальной деревенской рыбалки, при упоминании которой на ум приходят разящие самогоном селяне, нахлыст считается развлечением интеллектуалов, облаченных в актуальные спортивные бренды и предающихся авантюрной праздности на фоне равнодушной природы. Если обычная рыбалка — это пиво с воблой, то нахлыст дорогой сингл-молт.

Любимая, скажем так, уловка форели — прятаться под травяными береговыми навесами, опоясывающим и длинные участки реки. Здесь тенек и прохладно, можно скрыться от орлов, рыбаков и прочих хищников. Выманить форель из убежища требует немалого мастерства. Закинешь мушку слишком далеко — она запутается в траве и отломается; закинешь близко — и рыба ее не увидит. Кроме того, когда рыбачишь близко к берегу, сложно обеспечить правильный дрейф мушки. В идеале она должна дрейфовать ровно и непрерывно, имитируя передвижения реального насекомого. Н оберега не бывают четко прямыми, а течение реки — абсолютно спокойным. Без должного контроля над закинутой мушкой обмануть рыбу невозможно.

Я забрасываю удилище. Точнее, два — муху-поденку 10-го размера и голубокрылую красавицу 18-го (одна наживка хорошо, а две — лучше). Заброс, как ни странно, удался с первого раза. Мушки приводняются мягко, сидят высоко, как и должны — мелкая впереди, в полуметре от берега. Их тащит потоком — на семь метров, восемь, десять. И вдруг — бамс! Большую затянуло под воду, как в черную дыру, — верный знак того, что на приманку клюнула немаленькая форель: проткнула губу, возмутилась и начала метаться во все стороны, пытаясь выплюнуть крючок и улизнуть куда подальше. Секунд двадцать я играю с добычей, подтягиваю ее к лодке, чтобы разглядеть и удостовериться, что на крючок угодил лосось Кларка — мощная рыбина длиной в полметра (популярный рыбацкий водораздел, отделяющий большую добычу от обычной) и в полтора кило весу. И конечно, я забываю сильнее натянуть удочку, чтобы рыба не соскочила на мелководье, где у нее есть возможность порвать леску. Глупая ошибка новичка. Леска рвется, добыча удаляется восвояси.

Опытные нахлыстовик и скажут вам, что уже сам факт игры с большой рыбой — вполне самостийное удовольствие, даже если вам не удалось довести дело до конца. Многие рыбаки в любом случае отпускают свой улов, поэтому «недоловля» в каком-то смысле экономит усилия и время — не нужно тащить рыбу в лодку, снимать с крючка и скрепя сердце отпускать жертву на волю. Достаточно наслаждаться пейзажем в отрешенности от будничных забот. Все так и есть — в этом и состоит тао нахлыста, его философия, и я ощущал его всем существом. Я был счастлив. Также я был зол на себя, потому что упустил большую рыбу; меня не по-дзеновски снедала мысль о том, что в течение предстоящих двух дней я обязан поймать Большую Рыбу.


Нахлыст на реке Снейк — особенно в Саут-Форке, Хенрис-Форке и долине Титона - стопроцентно американский спортивный туризм; не столь раскрученный, какхайкингв Гранд-Каньоне, альпинизм в национальном парке Йосемити или гейзеры Йеллоустона, но не менее привлекательный. Прежде всего первоклассной рыбалкой. В мире немного рыболовных хозяйств, которые могут предложить такое разнообразие улова, как на Снейке. Лосось Кларка, гигант в оранжевую крапинку, уроженец этих мест, — одно из красивейших живых существ на планете. Во всех других акваториях 40-санти метровый «кларк» — редкость; здесь они в избытке, попадаются и полуметровые. Кумжа, она же кемжа, она же -коричневая форель, в коричнево-черно-красную крапинку, плавает тут повсюду. Кумжа известна агрессивной манерой заглатывания мушки — некоторые рыбаки сравнивают ее с голодной акулой, атакующей тюлененка, — и размером: в один памятный день мне случилось поймать два десятка 40-сантиметровых и несколько полуметровых. В другой день, куда менее памятный, огромная кумжа — сантиметров 60 — возникла из глади речной и заглотила наживку, а я, заке-марив, отпустил удилище.

Микижа, она же радужная форель, получившая свое прозвище благодаря магическому узору на боках, — самый упорный боен в этих краях. Попавшая на крючок микижа будет биться в истерике, вылетать на метр из воды, уходить подводными дворами, прежде чем у вас получится притянуть ее к борту. Хенрис-Форк славится лучшими радужными форелями в мире: 40-сантиметровых тут пруд пруди, полуметровые тоже попадаются, хотя и нечасто. Чистота водоемов, разнообразие насекомого мира, заставляющее рыб хватать рыболовные крючки, словно горячие пирожки, богатство ландшафта — все это манит рыбацкую братию независимо от разряда. Неофиты имеют все шансы наловить здесь хорошей рыбы на первой же рыбалке, бывалые смогут запросто побить личные рекорды.

Даже если вы никогда не держали в руках удочку, долина Титона станет вашим спортивно-туристическим парадизом. Тут есть все: четырех-тысячник Титон для альпинистов, курорт Гранд-Тарги для маунтин-байкеров, катание на лошадях, хай-кинг вдоль хвойных маршрутов.

Здесь водятся гризли, лысые орлы, лоси, белохвостые олени, краснохвостые лисицы и даже волки, почти уничтоженные и выведенные заново. Города-близнецы Виктор и Дриггс — мечта рыбака и лыжника: горные деревеньки, населенные инструкторами по рыбалке и горным лыжам, коротающими вечера в многочисленных стейкхаусах, тайских кафе, барах и пабах местных пивоварен. Те же Аспен и Вейл, только без королевских особ и голливудских звезд.

И это только то, что можно передать словами. Главное ощущение от пребывания здесь столь же неописуемо, как местные красоты. Чем бы вы ни занимались — можете, в конце концов, просто стоять и пялиться в небо, — Титон прячется в облаках, зеленые пастбища стелются у ног, реки снуют по своим вечным маршрутам, а небо заслоняет собой все. Доисторическую чистоту можно вдыхать вместе с насыщенным кислородом воздухом. Чувствуешь себя гигантом и песчинкой одновременно—крапинкой на боку мифического американского Запада. Поэты не врали, когда называли эту землю Страной Господа.

Вкратце день второй и третий моего отпуска в раю выглядели следующим образом. На второй день мы рыбачили в Хенрис-Форке. Было холодно и ветрено, а ветер, как известно, is par рыбака. Мы поймали несколько приличных микижей и кучу мелкой рыбы, но ничего, чем можно было бы похвастаться в этих местах. Было жутко неудобно забрасывать мушку на ветру, и мы провели, кажется, несколько часов, распутывая образовавшиеся на леске узлы и высвобождая наживку. Последнее, чем хочется заниматься, преодолев расстояние в две трети страны, — это сидеть в лодке и распутывать узлы.

На третий день мы отправились в Верхний Саут-Форк и обнаружили, что необычно жаркое лето оставило в русле покрывало мха, не дававшее рыбам разглядеть наживку. Я наловил достойное количество мелочи плюс парочку кумжей — сделав, таким образом, местный хет-трик, хотя и в несерьезном численном выражении, - и одного «кларка» сантиметров в 35. Но опять же это было не то, за чем мы ехали. Под занавес дня, выплыв к излучине, мы обнаружили в воде пару дохлых коров — настоящий дадаистекий реди-мейд. Поначалу не могли понять, как они там очутились. Потом догадались посмотреть наверх и увидели, что над нами возвышался 70-метровый обрыв. Бедняги жевали траву и сделали лишний шаг.

На четвертый, заключительный день моего путешествия удача вернулась. Было безветренно, светило солнышко. Хороший гид — незаменимый спутник любого опытного удильщика, особенно если речь идет о незнакомых водах. Умелый инструктор не только приведет вас в рыбное место — он станет вашим тренером, чирлидером и психотерапевтом на воде. Тим — один из лучших в своем деле — родился и вырос в этих местах. Он научил меня забрасывать удилище, и с тех пор мы рыбачим вместе. Тим знает, когда ткнуть меня в бок или оставить в покое после провальной рыбалки. Сегодня, понимая несостоятельность результатов предыдущих дней и чувствуя мое разочарование, он предложил мне выбор. Первый вариант — рыбачим на реке Титон, где ловим много мелюзги, но ничего существен ного. Либо возвращаемся в Хенрис-Форк и (возможно) срываем большой куш. Поскольку рыбалка — это не что иное, как изощренная форма мазохизма (будь ты хоть удильный гроссмейстер, лишь небольшой процент забросов заканчивается положительным результатом), я выбрал Хенрис-Форк. В десять утра мы были на месте.

К одиннадцати у нас в лодке били хвостами несколько 40-сантиметровых микиж. К полудню мы загарпунили 45-сантиметровую, к двум — 47-сантиметровую. Получилось наловить крупной рыбы в нескольких разных местах. Около трех пополудни мы приводнились в особенно козырном месте; я поймал пару больших, затем упустил первую за эти дни полуметровую микижу. Потом закинул в то же место — и упустил еще одну.

Спустившись по реке, мы остановились на участке, где нам случалось ловить крупняка. Опознавательным знаком служил огромный валун, загонявший рыбу в узкий канал. После нескольких забросов я вытащил 40-сантиметровую микижу, сделавшую три прыжка над водой, последний — прямо над валуном. Ни Тим, ни ваш покорный слуга никогда не видели ничего подобного. Радужные крапинки форели переливались на солнце психоделическим калейдоскопом — оживший фильм National Geographic и на тот момент — лучшая рыба поездки.

Выезды на рыбалку редко подчиняются внятной повествовательной структуре — слишком много серий заканчиваются пшиком, — но, по счастью, этот стал исключением. Короткий осенний день клонился к закату, небо укуталось в тон кое облач ное одеяло. Рыбы любят низкое давление и облака. Небо было серым, как борт танкера, а вода - непроглядно-черной. Под самый занавес мы выплыли на участок и бросили якорь. Бывает, что инструктор выбирает для вас участок и подсказывает вам, где забрасывать мушку (часто с точностью до сантиметра). Иногда вы сами, по наитию, выбираете место. Первая ситуация рождает удовлетворение от командной игры, вторая — чистый эгоистический кайф, и потому это самое приятное.

Мое внимание привлек небольшой порог пузырящейся воды, и я забросил. Ничего. Закинул снова — в тот же крошечный островок микроактивности, но уже чуть дальше по течению. Снова никого дома. В третий раз наживка быстро исчезла в черноте. Тот, кто заглотил ее, стремительно нырнул и потянул леску ко дну. Несколько минут я боролся с невидимым существом. Разумеется, им оказалась классическая хенрис-форковская полуметровая микижа — единственная за эту поездку; рыба, за которой я приехал, рыба моей мечты. Тим заснял нас на айфон. На фотографии я не очень убедительно сдерживаю улыбку идиота.
Опубликовано в категории: Прочие новости

30-08-2013, 01:00