НОВОСТИ

ДРУГИЕ НОВОСТИ

РЕКОМЕНДУЕМ




ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ


АВТОРИЗАЦИЯ

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


Деньги на оборот

В феврале 2013 года башкирская деревня Шаймуратово через суд восстановила в правах свою локальную валюту: верховный суд республики Башкортостан снял с местного агропредприятия «Шаймуратово» запрет выплачивать своим сотрудникам зарплату шаймуратиками, наложенный за полгода до того районным судом. Так что уникальный для России эксперимент с обращением «свободных» денег продолжается и даже поднимается на новый уровень: вскоре шаймуратики начнут существовать в безналичной форме.

Все мы привыкли к тому, что государство, начиная бороться с кризисными явлениями, оперирует макропоказателями: уровень инфляции, ставка рефинансирования, объем денежной массы и т. д. Шаймуратики — это история совсем про другое. Про то, как локальными инструментами можно решить локальные проблемы небольшого сообщества людей.

Деньги на оборот


Казалось бы, что с того, что на отдельно взятой территории вдруг начало хождение «параллельное» национальной валюте платежное средство? Общая масса выпущенных шаймуратиков сейчас составляет миллион с небольшим рублей; в своих расчетах их используют более 250 человек, проживающих на территории района. Какой экономический эффект это способно дать?

Мне довелось бывать в Шаймуратове несколько раз; это крупное село с населением более 8оо человек в 6о километрах от Уфы. Отличия от других наших деревень из глубинки видны невооруженным глазом: село чистое и ухоженное, дома зажиточные (почти на всех висят спутниковые тарелки), в каждом втором дворе можно увидеть автомобиль. Что важно — село растет: недавно открылся новый детский сад, поскольку прежний уже не мог вместить всех детей.

Молодые отсюда не уезжают: окончив местную школу, отправляются учиться в Уфу, затем устраиваются на работу и ездят туда, оставаясь шаймуратовскими жителями (таким «отхожим промыслом» занимается больше половины взрослого населения села). Местным туг же нарезают землю и позволяют строить свои дома. Даже оказывают посильную помощь в строительстве.

Впрочем, вплоть до середины 2000-х годов картина была совсем иной: село деградировало, местный колхоз на протяжении десятилетия находился в предбанкротном состоянии, работы не было, население спивалось. В 2006 году разорившееся хозяйство выкупил Артур Нургалиев, начавший «перезагрузку» села.

Основной владелец и генеральный директор «Шаймуратова» для руководителя сельхозпредприятия еще очень молодой человек. С «Айпадом», в модном шарфике, во время посевной и уборочной он постоянно пропадает в разъездах по хозяйству на своем джипе-вездеходе с рацией.
Местные жители любят вспоминать впечатление, которое он произвел в Шаймуратове, когда появился здесь впервые в 2005-м: тогда он приехал на «Лексусе», носился по полям, выдумывал какие-то прожекты — и выглядел совершенно оторванным от земли человеком. Но остался, пустил корни. До этого у него был бизнес в Ханты-Мансийском автономном округе, никак не связанный с сельским хозяйством, — сеть магазинов и ночной клуб.

— Чем я только не занимался, — вспоминает сам Артур. — Году в 2005-м как раз произошел серьезный скачок цен на сахар, поэтому у меня возникла идея взять на пробу сотню гектаров, вырастить сахарную свеклу, переработать на местном заводике и продать на Севере...

Аппетит пришел во время поездки в Башкирию. Хотел сто гектаров, а купил в итоге целый обанкротившийся колхоз: «Просто стало очень интересно, как это из одного маленького зернышка всего за сезон сначала вырастает свекла, а затем получается целый килограмм сахара».

Впрочем, от мысли засеять все свеклой быстро пришлось отказаться, разобравшись на месте в тонкостях агробизнеса: неправильно это — выращивать одну лишь высокомаржинальную культуру, рискованно. Цены-то на будущий год всегда непредсказуемы. Так что растут на шаймуратовских полях теперь и подсолнечник, и зерновые, и заготовки на силос. Второй задачей стало разведение крупного рогатого скота. Сейчас уже около 1,2 тыс. коров исправно поят всю округу прекрасным молоком.

Созданное в 2006 году хозяйство «Шаймуратово» работает на территории пяти соседствующих деревень и арендует 8,5 тыс. гектаров плодородной земли. Проблемы с самого начала были как у всех, и определялись они самим сельскохозяйственным циклом: деньги на село приходят лишь после продажи урожая осенью, зато траты исправно идут круглый год. Деньги поставщикам за солярку, корма, стройматериалы — вынь и положи. Зато работники — они терпеливые, и о них думают в последнюю очередь, отчего во многих хозяйствах задержки по зарплате могут достигать полугода и более.

Бывали моменты, когда Артур Нургалиев уже собирался пускать под нож часть стада, чтобы рассчитаться по долгам перед сотрудниками. А потом случайно встретился со старым знакомым Рустамом Давлетбаевым, который оказался большим поклонником теории «свободных денег» немецкого экономиста Сильвио Гeзeля и предложил решение. Оно заключалось в том, чтобы выпустить на объем товарных остатков в магазине специальные талоны, которыми работники могли бы получать зарплату, — с тем чтобы расплачиваться за товары в магазине и между собой — и распутать наконец клубок взаимных задолженностей, возникших от безденежья. Важная деталь: в полном соответствии с учением Гезеля, эти талоны должны были обладать таким качеством, как демередж — то есть дешеветь в процессе обращения (на 2% в месяц). Гезель считал, что деньги должны служить средством обмена, а не сбережения; при этом максимально равномерная скорость обращения денег в экономике является важным фактором, позволяющим избегать кризисов. Как раз этому, по замыслу, и должен способствовать демередж.

Шаймуратики напечатали и запустили в обращение весной 2010 года. Товарные талоны выдаются сотрудникам в счет заработной платы, они принимаются в местном магазине, связанном с ООО «Шаймуратово». По большому счету местным жителям все равно, с какими деньгами идти в лавку: главное, чтобы теплый хлеб там был, а какими бумажками за него расплачиваться — дело десятое.

Магазин, в свою очередь, принимает оплату как рублями, так и шаймуратиками, причем практика показывает, что соотношение рублей и талонов — примерно 80 на 20. Если магазину не хватает рублевой выручки для закупки новых товаров у внешних поставщиков, он обращается в ООО «Шаймуратово», чтобы там выкупили талоны обратно за «живые» деньги.

Система в таком виде имеет ряд ограничений, но прекрасно справляется со своими задачами: у общества всегда есть средства для расчетов с сотрудниками, последние же всегда имеют возможность приобрести товары первой необходимости. К тому же они чаще ходят в свой магазин, поскольку в других торговых точках талоны не принимаются. Эта схема позволяет агропредприятию в целом очень серьезно выигрывать от беспроцентного товарного кредита, каковым, по сути, является работа сотрудников за талоны.

Александр Гарчу, главный инженер и по совместительству «евангелист» местной валюты, вспоминает, как шаймуратики начинали хождение. «Поначалу они принимались только в одном нашем магазине, — говорит он. — Получил аванс талонами в конторе — отоварился в магазине, вот и все хождение денег. И то приходилось некоторых водить в магазин чуть не за руку — показывать, что и бумажками можно расплачиваться». Однако прошло время, и даже окрестные таксисты стали принимать в качестве платы за проезд шаймуратовские талоны.

— Мы принципиально запретили в своих магазинах продавать за талоны алкоголь, так что они поначалу стали «валютой трезвости», — продолжает Гарчу. — Но местные самогонщики тоже быстро смекнули, что талоны ничем не хуже рублей, и быстро начали продажу за них своей продукции. Так что проблему пьянства талоны не решили. Сигареты тоже мы сначала не хотели продавать за шаймуратики.

Но потом поняли, что не получится у нас трактористов и других мужиков от этой привычки отучить. Просто запретили продавать по пачкам — только блоками.

Два процента демереджа в месяц — вроде бы небольшая потеря и вполне прибыльная торговая стратегия на рынке межбанковского обмена валюты. Но сам факт того, что просто лежащие в заначке талоны обесцениваются, оказывает влияние на шаймуратовцев. Оживился рынок разнообразных услуг (дрова нарубить, картошку накопать), на котором и заказчик, и подрядчик не против, чтобы расчет шел в шаймуратиках: не бутылкой же расплачиваться, как раньше было! Долги по зарплате постепенно рассосались, средняя зарплата выросла.

Несмотря на все плюсы, которые дала такая валюта селу, местные правоохранительные органы проявили бдительность.

Районная прокуратура усомнилась в праве ООО «Шаймуратово» производить выплату заработной платы работникам в форме товарных талонов, провела несколько проверок на предприятии и осенью прошлого года вчинила иск от «круга неустановленных лиц». И это притом, что никто из получавших талоны не согласился признать себя пострадавшим. Демонстрируя подлинную заботу о ближнем, жители Шаймуратова говорили на суде: «Да, мы знаем, что это не деньги. Но лучше мы талоны возьмем, а не рубли: вдруг кому-то понадобится что-нибудь купить не в нашем магазине, а в аптеке, например? Тогда им рубли будут нужнее!» Прокурорские работники искренне недоумевали, как это можно — сознательно выбрать бумажку вместо законно эмитированного платежного средства.

Суд первой инстанции наложил запрет на такой способ оплаты труда. Артура Нургалиева по суду на один год дисквалифицировали и запретили руководить предприятием, которое практически на 100% ему принадлежит. «Шаймуратово» подало апелляцию и в феврале добилось в Верховном суде РБ отмены запрета. Судебные баталии на этом явно не закончились.

В это же время, для того чтобы отстаивать интересы своего хозяйства и сотрудников предприятия, Артур Нургалиев выдвинулся на выборы в Совет муниципального района и был избран депутатом, получив поддержку более 70% избирателей.

Шаймуратики тем временем вовсю «работают» в сельской экономике. Артур Нургалиев и Рустам Давлетбаев (он стал заместителем гендиректора ООО «Шаймуратово») приняли решение отказаться от бумажных купюр и перейти на безналичные расчеты во внутренней валюте. В апреле истекает срок жизни предыдущей эмиссии, и далее все планируется перевести на карты.

Наблюдения и выводы, которые Артур Нургалиев делает из шаймуратовского эксперимента, любопытны: оборот шаймуратиков достиг пиковых значений и стабилизировался, при этом произошло не вытеснение рублей, а дополнение местной валютой. Финансовая грамотность и финансовая дисциплина людей, получающих местную валюту, также возросла. Люди планируют свои расходы на продукты, не берут больше необходимого и тратят в срок; это привело к тому, что непосредственно от демереджа люди не страдают: на дату обесценивания практически все средства находятся в магазине или кассе предприятия. Но не все сотрудники согласны получать аванс и зарплату местными деньгами, предпочитая брать рублями; таких сотрудников — около половины. И причины тут две: с одной стороны, и у хозяйства дела стабилизировались, и таких задержек в выплате нет, с другой — люди, привыкнув к стабильной работе и высоким заработкам (а у Нургалиева они действительно ощутимо выше, чем в соседних хозяйствах), массово ринулись к потребительским радостям. Многие набрали себе товаров в кредит и сейчас остро нуждаются именно в рублях для оплаты своих обязательств.

Максим Митусов
"Бизнес-журнал" 05/2013
Опубликовано в категории: Экономика Республики Таджикистан
Метки: деньги, рынок, финансы

2-05-2013, 22:54